Запрещать нельзя разрешать. Ребёнок в мире родительских запретов.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 100%

С одной стороны задача родителей – запрещать и устанавливать границы. С другой, родителям нужно быть готовыми к тому, что запрет будет нарушен. Более того, если ребенок не нарушает запрет, то он не выходит на следующую ступень развития. Значит – не рождается. И в биологическом смысле и как личность. Получается, что запреты нужны именно для того, чтобы их нарушать? Когда придет время. Это касается запретов временных, но не постоянных.

1.       Почему мы запрещаем?

На это есть три причины: собственный детский осознаваемый опыт, программы родителей, скрытые в индивидуальном бессознательном, неосознанные архетипичные запреты, корнями уходящие в коллективное бессознательное.
Вы когда-нибудь нарушали родительский запрет? Какие чувства при этом испытывали? Каковы были последствия? Какой урок вы извлекли?
Отвечая на эти вопросы мы очерчиваем первый уровень проблемы, когда система запретов базируется на осознаваемом опыте. У наших родителей мы научились либо тому как надо запрещать, либо тому, как запрещать не надо. Но наш индивидуальный опыт не всегда подходит нашим детям. Кроме  того, индивидуальный опыт осознается меньше, чем на 25%.

Оставшийся массив информации влияет на нашу жизнь, но остается неосознанным. Это второй, глубокий уровень «хранения» родительских запретов. В книге "Жизненный сценарий" Й. Стюарт и В. Джойнс описывают 12 основных бессознательных родительских запретов. Ограничения, которые усваиваются в детстве, проносятся через всю жизнь и из них складывается жизненный сценарий человека. Не живи. Не будь собой. Не будь ребенком. Не взрослей. Не достигни этого. Нельзя. Не высовывайся. Не связывайся. Не будь близким. Не будь здоров. Не думай. Не чувствуй.
Не смотря на безрадостную картину, Й. Стюарт и В. Джойнс делают вывод,  что родительские запреты не могут заставить ребенка написать какой-то определенный сценарий. Ребенок сам решает, что делать с налагаемыми на него запретами. Авторы выписывают индульгенцию родителям. Они пришли к выводу, что у ребенка всегда есть возможность сделать так, чтобы запрет принес ему положительные, а не отрицательные результаты.

Третий, глубинный уровень родительских запретов находится в архетипах. Об этом здесь. 

Верный признак того, что человек - носитель бессознательных родительских запретов, если в его жизни есть что-то хроническое: неудачи, недовольство жизнью, болезнь. Разобраться с вредоносными программами полезно в первую очередь для себя. Освободившуюся жизненную энергию направить на созидание. Для ребенка это будет полезно. Но помните правило поведения при крушении самолета: поможешь ребенку после того, как поможешь себе. 

2.       Зачем нужны запреты?

Проведем мысленный эксперимент и представим абсурдную ситуацию: нас интересует только сохранение биологического вида. Что мы будем запрещать детям? То, что можно назвать общей фразой «не влезай - убьет». Запреты связаны с угрозой жизни и безопасности ребенка. Какова их цель? Сохранить ребенка целым  и невредимым. Целостность - ключевое слово. Сохранение целостности биологического тела, с руками, ногами, головой, является очевидной ценностью. При этом мы создаем условия и ожидаем, что ребенок будет расти. Рост систематически измеряем - очерчиваем линию на дверном косяке, пишем дату и цифры в сантиметрах.

Перенесем ценность целостности на психологическую составляющую.  Чего мы хотим, кроме сохранения биологической оболочки?
- Стал успешным.
- Был здоровым.
- Научился зарабатывать много денег.
- Был счастлив.

Ценность целостности уже не так очевидна. Из-за того, что каждое утверждение расплывчато и требует уточнений. Думающие родители возразят, что ребенок – это личность. У личности есть биологическая, интеллектуальная, социальная, нравственная, духовная составляющая. Целостность личности важна вне всякого сомнения. Сложность  в том, что не очевидно каковы ее структурные компоненты? Как понять, что личность развивается в правильном направлении? Какими критериями пользоваться? Как и в каких единицах измерять личностный рост ребенка и какие зарубки делать на дверном косяке?

Ответы на эти вопросы содержатся в КИ-психологии – практическом направлении, заложенном Львом Выготским. В рамках культурно-исторической теории психического развития человека есть понимание личности, описаны законы по которым она развивается, четкие критерии того, как отслеживать результат на каждом возрастном этапе. Парадоксально, но наработки Л.Выготского, его учеников и последователей с успехом внедряются в практику за рубежом, а в русскоязычном пространстве используются единицами. Удивительно, ведь Л. Выготского называют «Моцартом психологии», а музыку Моцарта, полезно слушать даже младенцам.

Для того, чтобы сохранить целостность личности, нужно знать ее структуру. Тогда понятно что запрещать. Согласно теории А.К.Дусавицкого, структура личности трехкомпонентная. Приведу аллегорию из области химии. Известно, что кислород необходим для жизни на Земле. O2 - это простое вещество, состоящее из двух атомов. Но есть еще и озон – трехатомная модификация кислорода.
По аналогии в трехкомпонентной структуре личности, каждый атом – это мотив. Хочу, интересно и надо. Мотивы противоречивы и взаимоисключающи. Три мотива в одной структуре тяжело удержать. Проще «сбросить» молекулярную массу, упростить систему до двух или одного атома. Двух- или одно-компонентная модель личности, когда человек отказывается от целостности в пользу упрощения, встречается в 7 раз чаще. Отказываться можно от телесных желаний; от способности думать; от способности сочувствовать, сопереживать другим людям; отказываться от любви. При этом человек адаптируется, приспосабливается. У поверхности земли кислорода вполне достаточно для того, чтобы поддерживать жизнь. Если посмотреть на Землю, как целостную экосистему, становится понятна роль озонового слоя. Отказаться от своей целостности в пользу комфорта можно. Стоит только подумать о последствиях.  

Как вы думаете, почему ребенок счастлив? Потому что он целостный. Ему хочется, интересно и ему туда надо. И он дотянется туда, куда ему надо, если ему не помешать. Мы мешаем тогда, когда сводим на нет ценность одного или нескольких мотивов. Тем самым мы лишаем ребенка выбора. Например, в ребенке заложена способность сочувствовать и бескорыстно помогать другому. Если родители считают это недостатком, то отучают от этой способности, ошибочно сведя развитие личности к развитию интеллекта. Есть родители, которые у почемучки отбивают охоту задавать вопросы, лишая его способности думать. Есть масса вариантов как лишить формирующуюся личность целостности. А как эту целостность сохранить? Соблюдая законы развития.

Запреты нужны для того, чтобы сохранить целостность. Целостность – это оболочка внутри которой происходит созревание рост и развитие личности. Нет целостности – и развитие идет в искаженном виде. Для того, чтобы ребенок сделал первые шаги ему нужно две ноги и вестибулярный аппарат. Для того, чтобы ребенок стал личностью важно сохранять три противоречивых мотива. В обоих случаях целостность - это ценность. Речь только о  нахождении баланса.

3.       Временные и постоянные запреты: в чем отличие?

Было бы проще, если бы дата физического рождения совпадала с датой рождения личности. Но эти события разведены во времени. Личность впервые проявляется в действии примерно в 2 месяца, когда мы видим первую улыбку ребенка. Затем в 2,5 года, когда ребенок говорит «Я сам». Это означает, что он психологически отделился от матери. До этого он не осознавал себя отдельной единицей и был во власти иллюзии, что они с мамой – единое целое. Теперь у него есть большая исследовательская задача: ответить на вопрос «Кто Я?». Через годы повзрослевший ребенок отвечает на этот вопрос. И исходя из ответа самостоятельно делает выбор жизненного пути. Если соблюдены условия, это происходит в позднем подростковом или юношеском возрасте. Если условия нарушены – позже или никогда.

Основное условие – это погружение ребенка в такую деятельность, внутри которой появится признак-индикатор, соответствующий возрасту. В психологии развития такой индикатор называется новообразованием. Как будто загорается красная лампочка и мы видим, что у ребенка появилось то, чего не было в предыдущем возрасте. Ребенок полноценно прожил свой возраст и теперь он готов к снятию запрета и переходу на следующую ступень развития. Индикаторы - это первая улыбка ребенка, «Я сам», произвольность и т.д. Переход на следующий уровень – это дверь. Она под запретом и открывается тогда, когда появляется новообразование. Переход на новый уровень в психологии называют кризисом развития.

Временные запреты похожи вехи в работе хорошего садовника, который точно знает пошаговый алгоритм и условия ухода за молодыми саженцами. Но ребенок – это не растение. Он обладает собственной волей и мудростью. Ребенок – носитель  собственного предназначения, знать которое нам не дано. Задача ребенка – понять свое предназначение и реализовать его. Задача взрослого – вовремя сказать ребенку: «Есть причина, по которой ты здесь». Верить и поддерживать его.

Временные запреты похожи на скорлупу яйца. Их можно распознать по двойственной природе: они нужны до определенного момента. Постоянные запреты связаны с вечными ценностями. Их нарушение приводит к распаду личности. На ценностях основана конечная цель воспитания. Ценностями, как интересом, можно только заразить. Когда постоянные ценности «прорастают» в ребенке, то становятся внутренними постоянными запретами.

4.       Запрет и норма: как они соотносятся?

Есть возрастные нормы развития личности и личностная норма. Это разные, но взаимосвязанные вещи. В психологии развития возрастные нормы прописаны Д.Б. Элькониным. Возрастные границы сдвинулись. Нормы остались. Более того. Не смотря на смещение возрастов, нарушение законов развития сегодня лишь подтверждает их силу. Например, когда развитие личности подменяется развитием интеллекта, когда ребенка-дошкольника вместо игры дрессируют читать и писать, когда вместо развития мелкой моторики трехлетку приучают к сенсорным панелям гаджетов, когда сцены секса и насилия фоном идут за обедом с плазмы на стене, сложно ожидать, что ребенок сохранит свою целостность. Мы ведь не знали, что фреоны приведут к озоновой дыре. До Выготского мы не знали, что возраст – категория объективная. Чем меньше возраст, тем четче и жестче запреты. Но не для ребенка – для нас, родителей, которые думают о результате. Запреты касаются организации среды развития.

Норма личностная самый болезненный и трудный вопрос. На глазах у одного поколения рухнули все существующие прежде правила и нормы, были нарушены многие границы. Понятие нормы размыто до крайних противоположностей, подвергается искажениям и манипуляциям. Остается либо плыть по течению и надеяться на авось либо проделать внутреннюю работу и сформулировать для себя четкое понятие нормы. Это стоит сделать. Дети помогают в этом. Своими вопросами и  тем, что дети являются носителями нормы. Главное – вовремя увидеть и услышать.

korolevaНапример, известно, что Елизавета II не допускает, чтобы за одним столом с ней обедал маленький принц Георг. Думаете она не любит своего правнука? Наоборот. Но она в первую очередь – королева. А королева – это раба ответственности, носитель традиций и ритуалов. Бессмысленно требовать от ребенка в 3,5 года того, что он с легкостью освоит к 10 годам. Уверена, что о запрете обедать с прабабушкой мальчик даже не догадывается. Вместо этого для будущего короля созданы такие условия, при которых он легко научится и пользоваться столовыми приборами к подростковому возрасту. А пока он ест так, как ему удобно.

Расскажу об уроке, который преподал мне старший ребенок. Весной на Пасху мы гостили у бабушки. Утром застала 3,5 летнего сына объедающим сладкие верхушки пасхальных куличей. Тихо начала записывать на видео сосредоточенного ребенка. Вскоре он меня заметил и сказал:
- Мама! Посмотли, здесь бубочки.
- Ах ты моя бубочка, - сказала я, довольная что поймала его за нарушением. «Покажу ему видео через несколько лет, когда он станет старше», думала я, чувствуя себя почти Макаренко. Ребенок оторвался от своего дела, посмотрел на меня с грустью и сказал:
- Мама, я не бубочка. Я – человек.
Если не хотите разбираться с тем, что такое личность, если в вашем роду нет сильных поддерживающих многовековых традиций, возьмите курс на воспитание нормального человека. Только разберитесь чем нормальный человек отличается от животного и от Бога. Выработайте свое понимание нормы. А затем честно и аргументированно высказывать свое мнение ребенка. Это гораздо проще, чем кажется. И намного результативнее, чем на вопрос ребенка отвечать рефреном: «почему нельзя?» - «потому что».

Запреты бессмысленны без нормы. Если норма не определена, нет точки отсчета, не понятно к чему стремиться, нет опоры, неясно что является ограничением на пути достижения цели. Зачем тогда что то запрещать?

5.       Как правильно запрещать?

Родители передают ценности своим отношением к человеку или явлению. Отношение проявляется в повседневных высказываниях, когда мы оцениваем ситуацию или поведение. Донести ребенку информацию о запрете можно либо вложив сильную эмоцию, либо, поняв свою позицию, подобрать простые слова и честно рассказать о своих чувствах ребенку.
Сильная эмоция запрета передается очень просто: как бессознательный рефлекс на опасность. Так героиня В. Алентовой из к/ф «Москва слезам не верит» отказалась за обедом от рыбы.
Понять себя – посильная задача. Подобрать простые слова помогут следующие рекомендации. Скорее всего они будут полезны молодым родителям.

  • Запрещаем без слов.  В момент, когда ребенок нарушает правило, внимательно молча посмотрите в его глаза. Дети очень чувствительны. Особенно когда они не правы. В норме ребенок исследует границы дозволенного. В норме ребенок эти границы знает. Но ему нужна обратная связь. Задача взрослого – честно дать обратную связь. Дети будут вам благодарны. На востоке говорят: опереться можно на то, что сопротивляется. Сопротивляйтесь нарушению своих границ. Ваша честная обратная связь нужна ребенку как опора. Не получается молча выдержать взгляд ребенка по двум причинам. Либо вы не уверены, где проходит ваша граница. Либо вы упустили момент. Совершенно бесполезно молча смотреть на ребенка, когда он уже закатился в истерике. Здесь нужна другая тактика.
  • Запрещаем, избегая слов-негативов. Что считать словами негативами? Программирующие  фразы «тебе будет больно», «упадешь», «поранишься», «попадешь в больницу» и т.д., замените одним словом «стоп» или «опасно». Даже у машины есть тормоза. Они должны быть отрегулированы и в рабочем состояни. Человек – не машина, а сложнейшая система. Человеку дана способность к саморегуляции поведения. Развивать эту способность – задача родителей. Как? Своим отношением и верой в него. Самое главное слово-негатив – «нет». Посмотрим на него с другой стороны. Есть понятие ассертивное поведение. Это умение твердо и уверенно выразить свое мнение, чувства, мысли и желания с уважением чувств, прав и желаний другого человека. Дети считывают такой тип поведения с родителей. Задача родителей – демонстрировать ассертивное поведение.  Ребенку, который не умеет твердо сказать «нет», проще навязать роль жертвы, им проще манипулировать.
  • Говорим на запретные темы. Традиционно их две: негативные эмоции и половое созревание. Самое лучшее – открыть все темы для обсуждения. Когда? По мере возникновения детских вопросов. Как? Дозированно и обыденно. Начнем с эмоций. Покажите ребенку ценность эмоций как таковых. Называйте эмоции по имени, обсудите с ним, что нет «плохих» или «хороших» эмоций. У каждой эмоции своя роль, место и время, когда она полезна. Расскажите сказку про героя, который с достоинством вышел из подобной ситуации. Для мальчика подойдет сравнение с разными типами машин. Что будет, если каждый начнет жать только на газ? Для этого придумали правила. Давай их изучим и будем соблюдать. Для девочек каждая эмоция -  отдельный персонаж со своей судьбой, характером, желаниями и страхами.  Они все живут в волшебной стране, которой управляет добрая и мудрая королева. Основной посыл: ты хозяин автопарка, ты хозяин подданных в королевстве, ты хозяин своих эмоций. Учись ими управлять. Полезно честно рассказывать ребенку о своих эмоциях, почему они возникают и как вы с ними договариваетесь. Это может стать вашей с ребенком совместной интересной игрой на годы и заложит основу для взаимопонимания в подростковом возрасте. 

С темой полового созревания сложнее. Если вы хотите поговорить с ребенком, значит вы опоздали. Возраст детской «экспертности» в этом вопросе снижается благодаря интернет. Снимите табу, не акцентируйте внимание, сделайте себя достоверным и экологичным источником информации. На вопросы детей отвечайте дозированно и простыми словами. Поверьте, когда ребенок первый раз задает вопрос откуда он появился, ему не нужны физиологические подробности. Ребенка интересует ваше отношение к теме. Только от вас зависит будете вы акцентировать внимание на технике взаимодействия пестика и тычинок или сместите акцент в сторону момента как вы представляли себе ребенка, молились о нем, как  впервые почувствовали его движения у себя в животе, с какой радостью ждали встречи с ним. Когда со временем ребенок повторит вопрос о способе попадания в ваш живот, можно рассказать о зернышке с хромосомами от папы и от мамы. Как эти хромосомы устроены, зачем они. Ребенок будет переваривать информацию несколько месяцев, а вы выиграете время для того чтобы подготовиться к новой волне вопросов. Акцент полезно делать не на процессе, а на результате: зачем папа и мама соединили свои клеточки? Когда это стоит делать? Успокойте ребенка обещанием, что со временем он обо все узнает сам.  Если не готовы говорить на эту тему – честно скажите: я не знаю как ответить на это вопрос. Подумаю и скажу, когда буду готов. Главное - покажите, что с вами можно и нужно обсуждать все вопросы, в том числе и половое созревание.

Вопрос родительских запретов – задача с двумя неизвестными. Чтобы  запрещать, разрешая нужно знать две вещи. Свои границы и законы развития на каждом возрастном этапе. Родители здесь похожи на «умные фильтры»: им нужно знать что останавливать и им нужно быть целыми. Самое сложное всегда в начале пути. Главное – честно разговаривайте с ребенком, практикуйтесь и у вас все получится.

Марина Розен,
специалист в области детской, возрастной,
семейной психологии и психологии образования,
кандидат психологических наук,
доцент ВАК Украины, бизнес-тренер,
Castleballingham, Ireland