Меняя платья...

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 100%

Фото: Ольга Мозок, модель: Валерия https://photographers.ua/OlgaMozok/

В углу одиноко стоял шкаф. Витиеватая резьба, преклонный возраст дубовых досок, и какое-то неуловимое очарование делали его полноценным жителем этой комнаты. Дверцы перекосились от пыли времени, бесконечных переездов и смены хозяев. Усталое зеркало ещё отражало, но уже не так выразительно, может быть из-за коварной влаги и плесени, которых повидало немало, а может из-за зарождения собственного мнения… Его ножки, ещё держались молодцом, не смотря на то, что выдержали гораздо больше предусмотренного идеей мастера.

Этот шкаф был мне знаком ещё с детства – с тех самых пор как мы играли в прятки с двоюродными сестрами и, выглядывая из-за «кулис», изображали знаменитых артистов на семейном празднике. Прошло немало времени… И мы снова с ним встретились. Теперь один на один. Полумрак комнаты прятал от нас друг-друга, прикрывая собою незримую связь. Затаив дыхание, я не спешила к нему приближаться. Я ждала… Невероятного первого шага от него, намёка на то, что он меня помнит, что он мне рад и что принимает меня. И он тоже ждал… Вероятно потому что он шкаф и слабо разбирается в человеческих ожиданиях. Хотя нельзя исключать его собственный план побега или встречи. В воздухе повисла тишина, та самая, когда слышны удары собственного сердца. Он притягивал меня моими же воспоминаниями, моими же мечтами и чувствами. Но в то же время пугал встречей с собой. Ведь я не знала в точности, что внутри и смогу ли я снова выйти из этой комнаты, не изменившись и жить так же «нормально»… Я, будто кролик, загипнотизированный удавом, не могла решиться приблизиться и уже не могла бежать. Я потерялась среди целей и смыслов, ожиданий и разочарований, находок и потерь, любви и ненависти, мнимых ценностей и действительно важного, внешних правил и внутренних истин. Я потерялась в себе... Вместе с тем утратив независимо существующую реальность, её измерение времени, пространства, граней. Нет ничего… Я зависла и не могу пошевелиться в этой бесконечной пустоте. И даже моё Эхо не имеет возможности вернуть мне себя саму…

Но законы Вселенной действуют независимо от нашего восприятия. «В некотором царстве-государстве, некогда происходили некие события…» – именно так начинались удивительные сказки моей бабушки, которая пересказывала их, время от времени, возвращаясь по сюжетной линии немного назад, чтобы свериться со своей памятью. Почему-то именно сейчас для меня ожили образы тех героев – простых людей, их приключений на длинном пути к желаемому, умелости бороться с возникающими препятствиями, природы-заступницы. Всё как-то смутно, без имён и деталей. Но так понятно, близко и тепло… Я ощутила потерянную почву под ногами, пусть всего лишь слегка прикоснулась к ней кончиками пальцев. Теперь в моём воображении она стала доступной мне – обычной девчонке! И моя сила и желание воздействовать, искать твердые грани и отразившись от них собраться по кусочкам, стали живыми! Любопытство и интерес теперь двигали мной, осуществляя Великий замысел.

В один момент поняла, что мы оказались рядом. И совершенно не важно сколько длилась наша разлука, и не имеет значения то, что происходило с каждым из нас до НАС. Да и загадка о том, как мы сблизились, не волнует. И кажется абсолютно естественным отсутствие собственного отражения в потускневшем зеркале. А тоненькой иголочкой боль говорит о том, что мы как две части удивительного паззла, только вместе можем состояться в бытии. Здесь ключ и здесь разгадка!

Я всё-таки нашла в себе силы открыть свой шкаф. Сознаюсь, было страшно, что на меня свалится груда забытых и старых вещей, прах и пепел прошлого, неведомого, непонятного, завалят меня, скроют и перепутают всё то, что я так тщательно раскладывала, систематизировала и что составляло мою систему координат до сейчас. Но этого не произошло… Моё удивление питалось моими же страхами – ровненько на плечиках висели платья, а туфли разных фасонов стояли внизу. Несмотря на мою упрямую склонность к размышлениям, разум куда-то отступил и не заметила как увлеклась этим содержимым.

Первым мне бросилось в глаза длинное белое платье. Оно висело, робко приглашая примерить. «Все девочки любят наряжаться!» - подумала я и осторожно, чтобы не повредить полупрозрачную ткань, одела его. В этот же миг я оказалась на просторной зимней поляне. Пушистый снег медленно падает на обнажённую землю, образовывая ковёр. Вокруг ни души. Стою и слушаю тишину. Спокойно. Хорошо. «Кто Я?» Может Маленькая девочка? На мне крестильное платьице, в котором я готова знакомиться с высшей силой, быть принятой во всей своей новизне, чистоте и открытости? Босые ноги немного замёрзли, но ощущение себя как части первичного смысла согревают мою душу. Обещание сохранить это навсегда… А может юная Девушка, в вышитой по краю рубахе? Невинна, очаровательна своей наивностью и немного печальна, потому что суженый где-то замешкался в пути. Склонила голову над почти замёрзшим озером и обняла колени… Или быть может я влюблённая Невеста? Платье и фата поцелованы инеем и вихрь самозабвенного танца роднит меня с метелицей. Искры летят от каблучков, а гул шальных раздаётся по замёрзшему крову. Любима. Вдохновлена. Уверена. И всё так же чиста и невинна. Потому что верю и люблю… Или Мать? Создательница живого, забочусь и принимаю целиком без «но» и «если», вопреки всему, возвысившись над собственными амбициями и страхами. Покрыта сединой, как белым платком, голова и незаметно смахиваю слезинку счастья с привкусом горечи, когда машу рукой на прощанье детям. Как исток, начало всего, целый мир… Белая накидка с капюшоном спрятала моё лицо, даже снег не видит моих морщин и усталость пережитого. Я – Смерть. Понимание природы, сути, смыслов успокоило меня и подарило силу отнимать, сопереживая при этом... Возмутившийся ветер и мокрый снег не имеют власти заронить малейшие сомнения. Я знаю, что так надо! Свободна. Сильна. Покорна. Белое платье растворилось в ледяном забвении сна.

Я очнулась, смутно припоминая, что произошло. Белое платье висело на плечиках как и ранее. «Понедельник день тяжёлый, переутомилась», подумала я, вздохнув с облегчением.  

На следующий день, у меня возникло непреодолимое желание действовать. Непонятный подъём сил и энергии, утягивал в водоворот жизнедеятельности. Занялась уборкой дома и подошла к шкафу, чтобы стереть пыль. Сквозь приоткрытую дверцу я заметила серо-коричневое платье. Оно напоминало платье горничной в старинном английском замке 17 века – выдержанное и строгое. Размер, кажется, был мой и я не смогла удержаться от примерки. Все предметы в комнате завращались вокруг меня всё быстрее и быстрее… Еле устояла на ногах, когда сквозь шум дождя услышала «Доброе утро, вы сегодня вовремя». Открыв глаза, вижу семью за большим столом, с дорогими приборами. Красивая одежда, шикарные причёски и изысканные манеры указывают на благородное происхождение этой семьи и верность традициям. Что происходит? Я взглянула на себя. Уже знакомое серо-коричневое платье с белым воротничком, руки ещё хранят следы фортепианной утончённости, хоть и изрядно натружены. Странная улыбка на лице и искренняя готовность услуживать отразились в блюде. «Дорогая, что с вами?», услышала я обращение женщины во главе стола, «Вы сегодня сама не своя». «Всё в порядке, мэм» - сказала я, боясь выдать своё недоумение. «Тогда за работу», услышала ответ и детский смех заполнил гостиную. Будучи названной Служанкой, стараюсь выполнить свою работу как можно лучше. Разработан план дел и в надежде на природные таланты решено по порядку заниматься ними качественно, быстро, ловко. «Трудом меня не напугаешь», подумала я и взялась мыть посуду. Но один за другим жители этого дома, дают мне новые задания, отменяют предыдущие и почти завершённые, не отмечают того, что я уже сделала. Работы только прибавляется, бесконечная суета и круговорот. Кажется, что остальные слуги являются одним слаженным механизмом, а я винтик совсем от другого… К концу дня моё платье стало рваньём, воротничок перестал выражать уверенность и строгость навязанных нравов, пуританские туфли натёрли мозоли. Очень устала, и уж было хотела признаться, что я не являюсь служанкой, а на самом деле почти кандидат наук, как увидела за окном вспаханное поле. Выбралась на улицу, сняв туфли стала босыми ногами на прохладную землю. Вдохнула  раннюю весну… Почувствовала себя Полем, что выполняет свой долг, своё предназначение – накормить всех – голодных и сытых, правых и виноватых, счастливых и несчастных, добрых и злых, доверчивых и хитрых. Преодолевая палящее солнце, проливные дожди, буйные ветра, животные страсти и человеческие пороки… Не ради благодарности, а потому что приятно быть полем… В одном ряду с мученицами, философами-стоиками, может быть даже с Христом – до небес взлетает самооценка. Благодать! Неожиданно я почувствовала, что мои ноги увязают в земле всё больше и больше. Постепенно погружаюсь в грязь, мрак, сырость – всё то, что неприятно ноет, настойчиво напоминая об обидах, потерях, вине… Я – Боль? Да, наверное, я причиняю боль, иногда обижаю близких людей, критикую, отказываю в помощи, спорю с судьбой, люблю играть в прятки, часто нарушаю правила и игнорирую законы. С другой стороны я также очень хорошо знаю как это – «болит»… И чувствую бессмысленные кровавые войны, вечную политическую демагогию, экономические кризисы, несправедливые суды, крах мечты и пропасть ненависти. Я – Боль! Ведь храню это, как частичку памяти человечества для увеличения шансов на выживание. Предупреждаю об опасности, разрушаю изжитое во имя нового. Чувствительна, будто открытая рана и усталая от собственного дыхания. И это спокойствие. Пожалуй, нам всем нужно уметь чувствовать боль, чтобы знать, где находятся границы рая…

Нравится статья?




Очнувшись от этого видения, я обнаружила себя возле шкафа, с той же тряпкой в руке. Усталая, спокойная, благодатная… от уборки, наверное. «Что-то с этим шкафом не то», подумала я, заподозрив о его волшебных свойствах. Повесила платье обратно, вышла, закрыв за собой дверь.

Остаток дня меня я провела в смятом, но в то же время умиротворённом состоянии. Расплылась по дивану. В воображении картинки прошлого сменялись настоящим. Сон обволок моё тело и мысли… Приятный глубокий сон. По извилистой дороге, вымощенной камнями, попадаю на рынок, в разгар дня. Торговки громко ругаются и смеются над пошлыми шутками. Юного воришку догоняют полицейские, бьют за украденный лук. Гнилой запах. Что-то важное стало не свежим, далёким от идеальной чистоты, испортилось? Гремит где-то вдалеке гроза… С неба внезапно расплескался сильный ливень, будто из огромной переполненной чаши от ничтожного покачивания. В лужах отражалась индивидуальная правда. Это были те самые зеркала земных душ, мыслей, забот. Дождевые черви откровенно радовались жизни. В одной из луж я заметила длинное голубое платье, казалось сотканное из дождя. Оно струилось водопадом и переливалось всеми гранями шёлковой глади в тот момент когда надела его на себя. В одну минуту мои волосы стали мокрыми от небесных слёз радости… «Омывает землю, умывает от сна и питает её влагой» похвалила я дождь про себя. Кокетливо вильнув роскошным хвостом, смело нырнула в лужу. Русалка? Я плыву к глубинному свету, где на троне восседает отец. Мимо проносятся весёлые стайки рыб, родных и близких. Теплая вода приятно щекочет моё новое тело. Ощущение невесомости, лёгкости бытия и управляемости движением. Мне хочется резвиться, заигрывать с подводными жителями, улыбаться… Бескрайний синий океан! Моя стихия! Мой дом! Я здесь своя. И даль путешествия не пугает и глубина не страшна. Пока есть свет вдалеке. «Пусть всегда будет солнце!», вспомнила я слова из песни. И …Он погас… Я попалась в эту прекрасную ловушку неизвестности. Ранее гостеприимная синева остыла. Острые края льдинок угрожают впиться в кожу, подражая рыболовным крючкам. Маленькие якоря… Я, как Лягушка в анабиозе, замерзла и больше не хочу шевелиться, биение остывающего сердца замедлено, сознание затиснуто в тиски льда. Заморожена. Остановлена. Сжата до предела. Прошло время. Наконец я осмелилась сделать глубокий вдох. Выдох… Горячая кровь потекла по моим жилам, растопив лёд этого дома, лёд моей тюрьмы. Плавники послушно несли меня к источнику старого нового света… Я прикасаюсь к нему…

Гром разбудил меня от сна. За окном – бушевала теплая майская гроза, прижав голубое платье к стеклу. Не страшно промокнуть, не страшно упасть, настежь открыла окно... Липкое, тяжёлое платье с собственной историей высушила и погладила. «В шкафу ему самое место!»

Несколько дней спустя в город пришло лето. Яркое, свежее лето прогуливалось по улицам и лицам людей. Воздух насытился ароматами трав и цветов. Вкуснее даров раннего лета не бывает! Летнее живительное солнце будто настаивает на нашей невидимой связи между прошлым, настоящим и будущим. Всё это время я в мыслях постоянно прокручивала ранее нахлынувшие образы переживаний, посланных мне из шкафа. Любопытство победило разум. Откровение бывалого грозило предстать пред жадным взором снова. Неспешно перелистав уже знакомые платья: белое, серо-коричневое, голубое… Нашла невзрачное зелёное. «Даже не платье, а какой-то дождевик из брезента! Пропущу. Вон за ним какое красивое…», подумала я, разглядывая его со всех сторон. Тяжёлый! Не успела повесить обратно, как накрыл с головой. Ой! Запах торфа или виски вскружил голову. Открыла глаза. Теперь явно всё! Скрытые факты стали замеченными, тайные связи обнаружены, загадки почти разгаданные. Не пугает и не отталкивает больше чужая жестокость, изворотливость, лживость и то, что эта правда может разочаровать... Главное поставить единичный ход мысли на службу всему человечеству. Рядом по следу идёт пёс. Шаг за шагом мы приближаемся к изменчивой истине. Никто и ничто не может сбить с нашего пути. Может лишь только мимолётные сомнения в существовании общего здравого смысла и замысла человечества? Я – Шерла. Наблюдательна. Методична. Собрана. Действенна… В плену этого превращаюсь в Камень. Данное природой внутренне тепло остыло. Душа улетела. Спрятаны настоящие эмоции. Мнимая каменная красота… Может я Изумруд, венчающий корону знатной особы? А может галька, покрытая плесенью от сырости и неприступности? Камень есть камень, и отличается только углом зрения на него. Со своего места наблюдаю за жизнью, смиренно выполняя роль зрителя. Весь спектакль для меня же! Бесконечный для бездействующего… Ровно. Предсказуемо. Растворился во времени, не ощущаю пространства. Постепенное осознание этого укрепляет глубинную нить. Хочу чувствовать! Хочу действовать! Многообразие «хочу», разлетается мелкими кусочками, взрывом претендуя на «могу». На долю секунды потерялось в траве и моё «Я»… «О, теперь чувствую цветочный аромат», отметила сразу же. Но удивительно, это не ландыш находится возле моего носа, а я – в ландыше. Живой мир насекомых озарился красками и наполнен потрясающими ощущениями! На мне милое платьице цвета молодой листвы, лукошко с грибами, а за спиной – прозрачные крылья, совсем как у стрекозы! Я – Эльф? Потрясающе! Могу перелетать с цветка на цветок, экономя время, возиться с жуками, есть пыльцу, ночевать под листиком обычного куста земляники, творить чудеса, пусть даже совсем небольшие. Близость к природе наполняет энергией. Вперёд к соприкосновению и сопричастности! Мои крылья расправились и уже готовы взлетать ввысь. Послышалось – «Всё равно расшибешься: твои крылья слабы и преодолеть силу тяжести невозможно. Не взлетай, целее будешь!». Борьба. Слёзы. Мнимое смирение. Вырос хвостик и рожки. Теряя мечту, сущность безрассудного Эльфа превратилась в «рассудительного» Цвёльфа. Всё ещё хочу летать, но уже не так высоко; всё ещё верю в гостеприимность летней травы, но готова к отвержению; всё ещё открыта для дружбы с жуками, но тщательнее изучаю их повадки, прежде, чем довериться. Осторожна. Цинична. Остра. Капризна. Прямолинейна. И милое платье становится ядовито-зелёным, как бы предупреждает потенциальных хищников об опасности – «Берегись!». Не каждый в этот момент может заметить во взгляде способность летать, преодолевая силу земного притяжения. Пение птиц вернуло меня домой – в спелый август. Расправив невидимые крылья, зелёные наряды улетели на прежнее место.

Сохранить себе или поделиться с друзьями?




В одну из пятниц жаркого лета я снова решила исследовать шкаф. Простое, вместе с тем, роскошное красное платье поманило меня. Вспомнились родительское «Красное – это слишком откровенно, вызывающе, неприлично». «Но ведь ничего не случится от примерки платья, на улицу то я в нём не пойду» - подумала я и решительно надела его. Вмиг всё изменилось. Хмельной вечер… Влажный от росы душистый клевер, освежает прохладой. Мой лагерь стал на ночёвку и вереницы кибиток спят, отдыхая перед дальней дорогой. Семья расположилась возле костра и неспешно жуют хлеб, кто где. Я – молодая цыганка, мои волосы чёрные как смоль, развеваются на ветру. Тонкий грациозный стан, подчёркнут запачканным длинным красным платьем. Взгляд завлекает в глубины тела. Я знаю чего хочу! Живу настоящими ощущениями, а не домыслами и фантазиями. Существует только сейчас – любовь, влечение, наслаждение. Я горда и знаю себе цену. Не смей меня обижать, а то разгневаешь и буду являться тебе во сне всю жизнь. Так как я, никто не умеет любить – неистово, без остатка… Всю себя отдаю тебе, каждый раз… Сгорая дотла и разгораясь вновь. В моих жилах – сама жизнь и выживаемость человечества.  В моих жилах – огонь! Я – Огонь! Языки пламени взвиваются к небу, находя своё продолжение в мириадах искр и пеплом возвращаясь к земле. Внутренний стержень бессмертен и твёрд. Чувствуется связь с человеком, без притворства. Вот она эта крепкая нить! Смелость честно, без притворства смотреть на себя, познавать себя до глубины… Не страшно говорить видимую правду о своих чувствах, желаниях, мыслях. И приняты другие, как есть – вместе с недостатками, я способен доверять им самое сокровенное и помогать идти по жизни. Слит с другими и верен себе, сберегая и усиливая при этом свою суть! Если бы я сейчас разгорелся, все вокруг зажглись бы этой смелостью, открытостью, истинностью. Конечно, ожогов не миновать! Их излечивает вино. Я стала – Вином? Красным густым вином, напоминающим кровь. Вино – дурманит и раскрепощает, смягчает ноющую боль. Тёрпкий вкус напоминает о человеческих слабостях и том, что самый отъявленный грешник имеет родство с праведниками и святыми. Это родство – чувство вины. Оно пожирает изнутри, будто дикий зверь. Помыслы о его насыщении парализуют, а мысли об убийстве наводят ужас. Вино вины… Пьянящий грешный напиток, «бродяга» в замкнутом сосуде…

Неожиданное откровение красного платья обескуражило и совершенно сбило с толку. Красное платье, как тлеющее знамя плотского существования… Сняла его, обжигаясь будто о раскалённый метал и вернула в шкаф.

В эту ночь моё тело горело огнём. Жар. Раздражение от прикосновения даже тонкой простыни. Беспокойство владело мной. Тревожные видения сменялись бессонницей. Казалось, что я стою у ворот очень важного открытия, которое может меня уничтожить. Муки. Невразумительная злость. «Прочь сомнения, пора!», решительно открываю шкаф и достаю очередное платье, вмиг ужасающее меня до глубины – чёрное. Готова ли я знать правду теперь, когда передо мной возникла дверь в эту самую правду? Даже мысленно его одеть неприятно и холодно. Сердце бешено стучит. Облачаюсь… в этот мрачный и поглощающий наряд… Иду по тёмному подземному коридору, постепенно отдаляясь от тусклого света. Свод земляных стен смыкается над головой, а полуразрушенные ступеньки ведут вглубь. Воздух тяжёлый и невозможно липкий. Душно. Моё платье шуршит, напоминая о теплящемся в нём движении. Ноги окоченели и уже почти потеряли чувствительность. Каждый шаг приносит невыносимую боль! Хочется остановиться и замереть, уснуть здесь согреваясь фантазиями о солнце. Движения замедляются... Тело всё ещё упорно продолжает болезненный путь, в то время как сознание растворяется среди этих скользких стен. Я – Монахиня. И это моё послушание. Нет жизни больше во мне. Она убита чёрной рясой. Съедена внутренней болью и невозможностью пропускать Лучезарное. Без подзарядки, без света надежды, без любви… На клеточном уровне потеряна вера. Все отблески остались позади. На этом дне колодца, сжавшись в комочек, брежу прошлым. Темнота. Пустота. Потеря. Боль. Прощание. И смирение… Принять доселе отрицаемое… И простить Себя: за ошибки, за несбывшиеся мечты, за прах… земли в земле. И умереть. Наедине с собой. Пророча жизнь другим. Всё! Точка…

Не поверила своим глазам, я оказалась среди всеобъемлющего разбавленного бледно-жёлтого света. Вдалеке угадывались очертания гор, из-за спины доносится шум бурлящей реки, а у подножия прекрасная поляна с цветами и ягодами. Солнце светит ярко, разгоняя дымку пушистого тумана. Поют невидимые птицы и гуляют невидимые звери. Я – Самость. Обнажена. Без маски, без прикрас, без фальшивой улыбки. Удивлена и очарована многоголосием звуков, образов и ощущений. Я как есть. Именно в это золотое воскресение осени я воскресла. И жёлтое платье мне не нужно, чтобы быть вещью в себе, самодостаточной и счастливой. Я дома… Близка. Совершенна. Чиста. Благословлена… Рождена. И белый снег тихо падает на мои ресницы, когда всё только начинается…

Я прикрыла удивительный шкаф. Моё отражение в зеркале стало заметнее и понятнее. А невыносимая пустота – наполнилась радостью.

Маричка Колосок,
психолог, писатель,
г.Киев.

Хотите первыми узнавать о полезных и интересных статьях на сайте?





или получать уведомления на электронную почту?