Сборка собственного Я с точки зрения современной физики

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 100%

В нижеследующем опусе речь пойдёт о, на первый взгляд, чисто социально-психологическом процессе-феномене, а именно сборке отдельно взятого Я или личности. То есть, мы берём отдельно взятую личность и мысленно выпутываем эту личность из всех хитросплетений её социально и психологически значимых отношений (по сути из нейронной сети), одновременно фиксируя образы этих отношений на их прообразе-источнике, то есть, на самой же этой личности. Но ничего бы такого не состоялось при отсутствии заинтересованности сразу с двух альтернативных сторон диалога в формате предварительного интервью: психолога Дарьи Орловой и физика, нет не лирика, а, скорее, философа (тот же лирик, только успевший вкусить несладкого житейского опыта) Андрея Шелудякова. Задним числом можно отметить, что мы шли по проверенной стезе, намеченной ещё в середине прошлого века многолетним диалогом великого физика Вольфганга Паули и великого психолога Карла Юнга. Считается, что именно в результате таких диалогов и родилось впоследствии великое коллективное бессознательное, представленное набором вполне психологически прощупываемых  загадочных архетипов! В общем, Назад в Будущее!

О самом процессе сборки, Гамлете и театральном каноне

Заглянув в Википедию, можно почерпнуть, что:

«Личность — понятие, выработанное для отображения социальной природы человека, рассмотрения его как субъекта социокультурной жизни, определения его как носителя индивидуального начала, самораскрывающегося в контексте социальных отношений, общения и предметной деятельности. Под «личностью» могут понимать или человеческого индивида как субъекта отношений и сознательной деятельности («лицо» — в широком смысле слова), или устойчивую систему социально значимых черт, характеризующих индивида как члена того или иного общества или общности».

А вот сходу другая цитата, уже из книжки Паули: «Влияние архетипических представлений на формирование естественнонаучных теорий у Кеплера [1] под влиянием Юнга: «не вызывает сомнений тот факт, что современная физика обобщила старое противопоставление познающего субъекта познаваемому объекту, заменив такое противопоставление идеей сечения, проходящего между наблюдателем и наблюдаемой системой. Физика считает положение такого сечения до некоторой степени произвольным и рассматривает его как результат, определяемый теми или иными соображениями по месту и времени, то есть, в какой-то мере зависящий от свободы выбора. И это не все. Старая философская система относила психическое к субъективной стороне сечения, то есть, к стороне, обращенной к познающему субъекту. Материальное же принадлежало иной стороне объективно наблюдаемого. Современная точка зрения в этом отношении обладает несколько большей свободой: современная психология показала, что бессознательное, принадлежащее интроспективной стороне наблюдаемого, также обладает объективной реальностью. Таким образом, порядок в природе, носящий также объективный характер, становится относительным в отношении к равно необходимым наблюдателям, стоящим таким образом на границе двух объективных реальностей». По этому поводу можно вспомнить и откровение великого Канта: «Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, — это звездное небо надо мной и моральный закон во мне».

А теперь прислушаемся к философу Алексею Фёдоровичу Лосеву [2]: «Личность есть факт. Она существует в истории. Она живёт, борется, порождается, расцветает и умирает. Она есть всегда обязательно жизнь, а не чистое понятие. Чистое понятие должно быть осуществлено, овеществлено, материализовано. Оно должно предстать с живым телом и органами. Личность есть всегда телесно данная интеллигенция, телесно осуществленный символ. Личность человека, например, немыслима без его тела осмысленного, интеллигентного тела, по которому видна душа».

Объектом нашего пристального внимания в процессе такой личностной сборки станет коммуникация. По Никласу Луману [3]: «Коммуникация – это полностью закрытая система. Коммуникативная система является полностью закрытой потому, что компоненты, из которых она состоит, воспроизводятся через саму же коммуникацию. В таком смысле rоммуникативная система является автопоэтической. То, что это может происходить только во внешней среде системы и в зависимости от ограничений, накладываемых этой внешней средой — разумеется само собой. Можно сказать, что коммуникативная система сама специфицирует не только свои элементы, то есть то, что каждый раз оказывается неразложимой частью коммуникации, но также и свои структуры. То что не будет коммуницировано, не может в нее ничего внести. Только коммуникация может влиять на коммуникацию: только коммуникация может выделить элементы коммуникации, и только коммуникация может контролировать и исправлять коммуникацию».

Меня в бывшем физика смутили эти самые социальные отражения из Википедии от осколков того зеркала, которое было однажды разбито от сильнейшего перекоса в известной сказке Ганса Христиана Андерсена, поскольку всё, что отражается и взаимодействует, относится к природе света с его мнимыми изображениями, мозаиками и легендарной двойственностью «волна-частица», вдруг как чёртик из табакерки выскочившей из открытой на пороге прошлого века квантовой механики.

То есть, есть какой-то набор индивидов, с которым я по жизни взаимодействую, и которые носят с собой осколки моих когдатошних и гдетошних отображений, и чтобы понять Кто я?, мне по легенде надо бы все такие отображения собрать, мысленно представив их владельцев и поговорив с ними, потом сложить всё это в большую колоду, каким-то образом систематизировать, рентгеном просветив всю такую стопку, и мужественно сфабриковать в конце концов какой-то весьма собирательный образ своей персоны, чтобы дальше с такой собственной иконой уже сверяться в процессе своей дальнейшей жизнедеятельности. Что называется, ничего личного!

И вот тут-то с позиции той самой современной физики возникает сразу масса проблем. Личность или это самое Я – она меняется со временем, может развиваться, или она наоборот неизменна, как природа человеческой души, по Лосеву? Вопрос далеко не праздный, потому что, если личность мы отождествим с душой – тогда мы, безусловно, можем собирать отдельные проявления этой личности в разные времена в разных местах и с разными людьми, не боясь ошибиться и делая собирательный калейдоскоп из мест, времён и событий, который с необходимостью в конце концов сойдётся и в альфа и в омегу под дланью Божественного промысла. Но тогда мы должны навсегда отказаться от возможности хоть какого-то разумного развития. А если мы признаем возможность эволюции (всё по Дарвину!) тогда нам нужно быть весьма осмотрительными с нашими разновременными и разнокалиберными осколками – придётся раскладывать такие осколки на кучки и синхронизовать их по времени и по пространству или по манерам нашего ситуативного поведения там-то и тогда-то.

Не случайно театральный канон времён Расина включал триединство: единство места, времени и действия. Нынешние драматурги предпочитают достаточную свободу в своих мыслеизъявлениях: забираются то в прошлое, то в будущее, а то и вообще в параллельные миры типа виртуальных. Главное, чтобы зритель вовремя успел сориентироваться в каком он мозгу: Алисином по Кэрроллу или Мэри Эннином.

Пока мы не ушли от театра, интересно пристально посмотреть на опыт Гамлета в его отчаянном самостоянии: Быть или не быть! Фокус в том, что он прекрасно понимал, что по Булгакову внезапно смертен, и тут важно было не продешевить – то есть, подвергнуть себя смертельной опасности, если уж на то пошло (не считая мелких происков Розенкранца и Гильдерстерна) в самый нужный момент, на пике точки сборки своей самостийности (второй жизни, как в виртуальной игре, у него уже не будет!), когда в единое действо будет вовлечено максимальное число невольных соучастников и свидетелей или пострадавших  от этого ужасного злодеяния и череды его последствий, как, например, нечаянное убийство Полония, так вот все эти метастазы будут собраны в одно время и в одном месте. И вот тогда-то и смерть на миру будет красна! Не жалко! Связь времён будет восстановлена там, где земля окроплена кровью, придёт варяг Фортинбрас, и с Датским королевством всё в итоге образуется.

Теперь и с квантовыми подробностями.

Но давайте по порядку. Всё-таки личность, в отличие от души, понятие, если и не пластичное, но и не каменное. Как в фильме Марселя Карне «Вечерние посетители», когда дьявол решил умертвить любовь, обратя любящих в камень, под камнем всё равно продолжало биться живое человеческое сердце. И опять Лосев: «Всякая живая личность есть таки или иначе миф». Посему мы с необходимостью столкнёмся со следами личности разных формаций на этапах её взросления, и вслед за учительницей в созерцании над музейным стендом цепочки древних черепов разного размера перед стайкой учеников можем сказать: - Это, дети, череп Александра Македонского в детстве, этот – в юности, а этот - в зрелости.

А потом: и где же будут храниться эти осколки нашей незаурядной личности? Кто ответит за сохранность таких временных срезов? Память весьма ненадёжный помощник, поскольку согласно Фредерику Барнетту, из памяти каждый раз мы достаём не совсем то, что в неё когда-то положили. Когда мы с кем познакомились, на каком этапе расстались, при каких обстоятельствах, а главное где мы с ними встретились? То есть, как можно заметить, на сцену выходит целый ансамбль наших невольных соглядатаев или наблюдателей. А где наблюдатели – там уже чистая квантовая механика. Увы! Это уже не классика, в добротном лоне которой до сих пор нежатся гуманитарные науки, и даже не неклассика, а уже постнеклассика, если пользоваться отсчётом наших достопочтенных философов, со всеми её автопоэзисами, странными аттракторами, самосборками, конкурентными играми, и так далее и тому подобное. Но мы-то , собственно, только про личность хотели узнать. Вот соберём и достаточно.

И тут вот какое обстоятельство может выручить: мы собираем нашу личность или наше Я для собственного разумения, то есть, можно сказать, в нашем же уме и твёрдой памяти, и опять цитата Лумана из ранее означенного выступления: «Если мы приложим усилия к тому, чтобы пронаблюдать собственное сознание в его операциях от мысли к мысли, мы откроем для себя не только собственное изумление языком, но вместе с тем и внешне некоммуникативное, чисто внутреннее использование языковых символов и собственную скрытую глубину актуальности сознания, на которой слова плавают как кораблики — цепляясь друг с другом, но не будучи при этом самим сознанием. Можно сказать: «где-то светит, но не свет». Это превосходство сознания над коммуникацией (которому, естественно, соответствует превосходство коммуникации над сознанием, если посмотреть с другой стороны) становится совершенно ясным, когда задумываешься над тем, что сознание имеет дело не только со словами или текстуальными идеями, но и прежде всего с впечатлениями или образным построением и перестройкой изображений. Коммуникация неизбежно должна приноравливаться к мечущемуся светлячку сознания».

Нравится статья?




Тут уместно ещё привести цитату из замечательной пьесы английского драматурга Майкла Фрейна «Копенгаген»:

Гейзенберг: Итак, Бор - электрон. Он бредет по городу где-то во мраке, никто не знает где. Он тут. Он там. Он везде и нигде. В Фаэллед-парке, у Карлсберга, проходит мимо Мэрии, или ушел к гавани. Я - фотон. Квант света. Я отправляюсь в темноту на поиски Бора. И я преуспел в этом, потому что сумел столкнуться с ним: - Но что происходит? Посмотрите: он-электрон замедлился, и отклонился! Он больше не делает то же самое, что  делал до момента нашего столкновения!

Бор: Но, Гейзенберг, Гейзенберг! Ты-фотон тоже отклонился! Если люди видят, что происходит с тобой, своим лучом света, то они смогут определить и что произошло со мной! Проблема как раз в том, чтобы понять, что произошло с тобой! Для того чтобы понять как люди тебя вообще видят, тебя надо рассматривать не только как микрочастицу, но и как волну. Я должен использовать не только твою квантовую механику, но и волновую функцию Шредингера.

Гейзенберг: Знаю. Дополнительность.

Бор: Они или одно, или другое. Они не могут быть и волной и частицей одновременно. Мы должны выбрать наш способ слежения за ними - либо тот, либо иной. Но коль скоро мы выбираем, то не можем сразу знать о них всего.

Гейзенберг: И вот ты снова возвращается на свою орбиту. Точное направление твоей прогулки, несомненно, полностью определяется твоими генами и разными физическими силами, действующими в тебе. Но она также полностью зависит от твоих совершенно необъяснимых капризов в каждый момент времени. То есть, мы не поймем твоего поведения, не отслеживая обе причины одновременно, а это невозможно. Значит, твои выдающиеся странствия не являются совершенно объективными перемещениями по Вселенной. Они существуют только кусками, пока наши умы скачут то туда то сюда между этими двумя подходами.

Бор: Все началось с Эйнштейна. Он показывает что измерение - измерение, от которого зависит всякая возможность науки, - это не объективное событие, происходящее с беспристрастной всеобщностью. Измерение - действие человека, производимое с определенной точки зрения во времени и пространстве, из того определенного места, в котором стоит наблюдатель. Именно здесь в Копенгагене за те три года в середине двадцатых мы открыли, что не существует точно определенного объективного мироздания.

shel1

Иллюстрации: с сайта https://vk.com/wall-47640333?offset=40&own=1&z=photo-47640333_353357417%2Falbum-47640333_00%2Frev

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B5%D0%B9%D0%B7%D0%B5%D0%BD%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%B3,_%D0%92%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B5%D1%80#/media/File:Heisenbergbohr.jpg

На картинке слева один из авторов квантовой электродинамики в нынешней интерпретации, а также кто придумал так называемые фейнмановские диаграммы посредине – Ричард Фейнман, справа – участники диалога из пьесы «Копенгаген» Вернер Гейзенберг и Нильс Бор.

Надо отметить, что все такие метаморфозы с нашими героями, их превращения в лучи или, точнее, частички света фотоны и вполне материальные электроны (фотоны не могут стоять, их так называемая масса покоя точно равна нулю, и могут только двигаться со световой скоростью – совсем как у Кэрролловой Алисы: чтобы стоять на месте, надо быстро, быстро бежать) происходят не совсем в обычном времени, а, скорее, во времени мифическом. Именно в мифическом времени мыслимо проступает наглядная чудесная сущность любой вещи, в том числе и упомянутых фотона с электроном.

Квантовая электродинамика – это вообще очень замечательная наука. Она оперирует только с тремя видами частиц или вообще с двумя, если электрон и позитрон считать одной частицей, то есть двумя сторонами одной частицы – на самом деле это античастицы - и электрически нейтральной частицей света – фотоном. Предсказания этой теории проверялись на ряде более двух десятков знаков после запятой измеряемой величины, и теория давала всегда безошибочные результаты! Добавим, что именно взаимодействие фотона и электрона поставляет нам все эти красоты мира или впечатления по Луману – фотоны стукаются о колбочки и палочки сетчатки глаза и электроны приходят в движение – уберём квантовую электродинамику и окажемся в кромешной тьме.

То есть, чтобы сложить обозримый профиль личности из разных по времени и пространству, а главное, наблюдателям кусков или отражений, надо с этими отражениями должным образом поработать – сличить, внести поправки, привести в гармонические отношения в соответствии с Золотым сечением – каноном всех мастеров Возрождения – и возможно получится очень даже ничего, то есть, такой портрет, над которым будет не грех и поработать резцом ваятеля, чтобы с гордостью потом рассказывать следующим поколениям, скромно потупив глаза: да, я из породы тех людей, которые сами себя сделали. Излишне говорить, что в процессе такой сборки мы с необходимостью пробрасываем связующие нити – топологи назвали бы такую операцию склейкой - через века и расстояния к совершенно, казалось бы, незнакомым нам людям, но хвала коллективному бессознательному как, собственно, и нашему вездесущному мифическому времени, соседствующему разве что с самой Вечностью – оно накрепко связывает нас в один живой организм посредством такого обмена архетипами. Александр Пушкин писал: «В конце 1825 года находился я в деревне. Перечитывая Лукрецию,
довольно слабую поэму Шекспира, я подумал: что если б Лукреции
пришла в голову мысль дать пощечину Тарквинию? быть может это
охладило б его предприимчивость и он со стыдом принужден был
отступить? — Лукреция б не зарезалась, Публикола не взбесился бы,
Брут не изгнал бы царей, и мир и история мира были бы не те. Итак, республикою, консулами, диктаторами, Катонами, Кесарем мы обязаны соблазнительному происшествию, подобному тому, которое случилось недавно в моем соседстве, в Новоржевском уезде. Мысль пародировать историю и Шекспира мне представилась,
я не мог воспротивиться двойному искушению и в два утра написал
эту повесть. Я имею привычку на моих бумагах выставлять год и число:
Гр. Нулин писан 13 и 14 дек. — Бывают странные
сближения.» (Александр Сергеевич Пушкин. Заметка о «Графе Нулине»).

Но насколько окажется правдоподобен получившийся портрет собственного Я? И кто оценит? Наверное, логично спросить тех, кто Вас знает, и кто помогал Вам не этапе сборки Вашей личности, подтаскивая кирпичи для Вашей Вавилонской башни. То есть, правдоподобие должен оценить тот же ансамбль наблюдателей – Большое Жюри! С обвинителями, защитниками, верховным судьёй и присяжными – а как иначе? Должны сфабриковать объективный портрет вот так, можно сказать, на коленках. Надеемся априори, что он не окажется широко известным в определённых кругах портретом Дориана Грея времён Оскара Уайлда. Лосев, тем не менее, встречу различных личностных планов поднимает до роли чуда и называет чудом именно такое знамение вечной идеи Личности.

Коммуникативная модель сборки

Не секрет, что попыток приобщить математику к искусству психологии было предпринято не мало. Это и Жак Лакан, и Юлия Кристева, скорее правда лингвист, чем психолог, и другие поныне здравствующие особы под впечатлением слов Галилея, что Природа говорит с нами на языке математики, под наплывом Николя Бурбаки и более того, самого великого алгебраического геометра Александра Гротендика, который в свою очередь обмолвился в своих "Урожаях и посевах" [4], что язык - это та же математика, старались применить новомодные топологические течения типа математической теории мотивов. Естествоиспытатели возмутились такой, с их точки зрения, профанацией и два молодых французских учёных Ален Сокал и Жан Брикмон написали отповедь – книжку "Интеллектуальные уловки: критика современной философии постмодерна" [5] с предисловием Сергея Петровича Капицы. И тем не менее.

shel2

Предлагается на рассмотрение следующая коммуникативная модель сборки. Задействован хорошо выдержанный аппарат, а именно пантеон так называемых Платоновых тел.

Иллюстрация: Памятник Пантеону Платоновых тел в Германии, городе Bagno Steinfurt, источник http://repetitor-problem.net/pravilnyie-mnogogranniki

Почему именно многогранники? Можно, конечно, вспомнить цитату Пушкина из «Евгения Онегина»: «И даль свободную романа, я сквозь магический кристалл ещё неясно различал…». Или высказывание лингвиста и романиста Умберто Эко по поводу другого великого антрополога Клода Леви-Стросса: «В одном итальянском интервью Леви-Стросс заметил, что нет смысла ставить вопрос о структуре произведения искусства: произведение можно рассматривать как некий кристалл, отталкиваясь от спровоцированных им ответов адресата. Если Последняя структура существует, то она не может быть определена: не существует такого метаязыка, который мог бы ее охватить. А если она как-то выявляется — то она не последняя. Последняя структура — это та, что, оставаясь скрытой и неструктурируемой, порождает все новые свои ипостаси. Отправляться на поиски последнего основания коммуникации — значит, искать его там, где оно не может быть более определено в структурных терминах"[6].

Но факт в том, чтобы выделиться или обособиться от среды, необходима, как минимум пятая пространственная степень симметрии. Иначе при кубической или октаэдральной решетке среда с фатальной неумолимостью «засосёт» тебя в кристалл имени Фёдорова-Шёнфлиса. Примерно, как не Летучем голландце в «Пиратах Карибского моря» команда постепенно врастала в остов корабля. Вот и приходится сортировать кубики.

shel3Иллюстрация: http://www.artfile.ru/b.php?i=866401

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Небольшое отступление перед тем как ринуться в нашу коммуникативную воронку: почему именно воронка, да ещё двойная по лекалам от песочных часов? А это простая констатация конечности скорости света – и тогда мировые линии всего, что ни есть на этом самом белом свете, попадают в такой пространственно-временной конус от Эйнштейна и всех, всех, всех, включая Пуанкаре, Лоренца и всю честную компанию, исподволь подготовлявшую Эйнштейновский рывок.

shel4Иллюстрация: http://ppt4web.ru/fizika/zarozhdenie-teorii-otnositelnosti.html

Но вернёмся к нашей модели.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

shel5Иллюстрация: Исходные фигуры для рисунка взяты: http://dok.opredelim.com/docs/index-4462.html

На картинке гирляндой правильных многогранников попытаемся промоделировать коммуникативный процесс сборки нашего Я во времени и пространстве коммуникаций. Стартуем от икосаэдра. Икосаэдр символизирует крайнюю предельную точку коммуникации. Вершины икосаэдра – 12 штук соответствуют ансамблю наблюдателей, грани вокруг такой каждой вершины-наблюдателя символизируют ряд идей (для икосаэдра - 5), которые удерживает в зоне своего внимания этот конкретный наблюдатель. Всего таких граней у икосаэдра под перекрёстным вниманием разных наблюдателей – 20. На следующем этапе мы оставляем только 6 наблюдателей – вполовину меньше, и на сцену выходит уже октаэдр. Каждый наблюдатель держит уже не 5, а только 4 сопутствующие ему идеи, всего граней на октаэдре 8. Геометрически переход от икосаэдра к октаэдру оправдан, оправдан он и термодинамически, поскольку каждый следующий многогранник поглощает предыдущий (на рисунке фигуры промасштабированы по своей информативной значимости – количеству структурных элементов, дополнительный канал показан для примера того, что каждый наблюдатель-вершина может быть задействован одновременно в нескольких коммуникациях) – энтропия только увеличивается. Рёбра имеют смысл связности предыдущего многогранника с последующим. Через каждую вершину икосаэдра мы проводим ребро, все такие рёбра впоследствии и образуют октаэдр. То есть, наблюдатели с разных рёбер встречаются на октаэдре, и кто-то из такой пары остаётся в дальнейшей дискуссии.

 

 

shel6

 

Иллюстрация: авторская таблица.

 

Так же рёберно с октаэдра мы переходим к ещё более простому многограннику – тетраэдру. Тетраэдр – это симплекс, то есть, самый простейший многогранник в нашем пространстве. В смысле – дальше упрощать некуда. На тетраэдре только 4 участника дискуссии-наблюдателей, у каждого по 3 версии. Вместе версий тоже 4. И вот в таком виде для личности выносится окончательный «приговор». Но если вернёмся к предыдущему рисунку, то увидим второе плечо воронки. Если мы стартуем от додекаэдра, то через рёбра мы совершенно аналогичным образом с той лишь разницей, что на рёбра переносим уже не участников, а идеи, мы также «упадём» на тетраэдр.

Причём можно двигаться к тетраэдру с двух сторон, а можно продолжать дрейф сквозь тетраэдр к додекаэдру. Какой в этом смысл? Природа нашего повседневного Эвклидова пространства так устроена, что в нём только пять Платоновых тел или правильных многогранников, у которых всё одинаково. Это икосаэдр, октаэдр, тетраэдр, куб, додекаэдр. Но вот в чём тонкость. Все многогранники составляют так называемые дуальные пары. Дуальные – в смысле, что если поменять местами вершины с гранями, то и получим дуальный многогранник. Или мы меняем участников на идеи. В этом есть резон. Ведь нам интересно не только себя собирать, но и на своих «судей» краем глаза поглядывать. «А судьи кто?» - спрашивает сам Николай Васильевич Гоголь в своём же Ревизоре.

Так вот на дуальных многогранниках участники и превращаются в свои отражения-идеи. То есть, процесс самосбалансирован, и мы не только спрашиваем про себя, но выясняем по ходу и про других, заглядывая вместе с ними в их зеркала дуального многогранника  – совсем как механизм двойной проводки в бухгалтерии от Луки Пачоли и тоже из времён Возрождения. И вот теперь вполне можно сводить баланс отдельно взятой личности!

Сохранить себе или поделиться с друзьями?




Вся такая матрёшка из многогранников очень похожа на коробку передач в автомобиле социальной психологии с передаточными числами по количеству рёбер соседней фигуры (в отличие от зубчатых колёс шестерёнок).

shel7

Иллюстрация: http://www.astro-cabinet.ru/library/zhia/istoriya-astrologii36.htm

http://dok.opredelim.com/docs/index-4462.html

Почему же именно правильные многогранники или Пантеон Платоновых тел? Дело в том, что Платон и мыслил себе элементарные частицы в виде таких вот гармонических форм. А если мы будем следить за изменением отношения вершин к граням от многогранника к многограннику, то получим самые настоящие квантовые уровни нашего коммуникативного цикла – совсем как в атоме Бора, но с новым квантовым числом – квантовым числом Платона! Здесь есть и запрещённые переходы: например, с додекаэдра система может соскочить только на уровень икосаэдра, а с уровня куба – только на уровень октаэдра, то есть своего дуального двойника, обладающего таким же по количеству набором элементов геометрических симметрий.

 

 

 

 

 

 

shel8

Иллюстрация: авторский график.

Забыл сказать, что тетраэдр дуален самому себе – у него 4 вершины и 4 грани. И в отношении структурных элементов каждого многогранника, как то: количеств вершин, рёбер и граней, есть топологический инвариант или действует правило Эйлера: всегда для выпуклых многогранников плюс количество вершин минус количество рёбер и плюс количество граней равно двум. Вот и все премудрости нашей коммуникативной метаморфозы. Такую модель можно переложить на практику фокус-групп и потренироваться в выяснении портрета личности или Я кого бы то ни было в ряду Фибоначчи – наши многогранники довольно точно модерируют жизнетворный ряд ешё одного великого итальянца и устремлены в Золотое сечение!

 

 

 

 

 

 

shel9

Иллюстрация: таблица авторская, спираль http://webmastermaksim.ru/foreks/cifrovoj-ryad-chisel-fibonachchi-zolotoe-sechenie-koefficienty-ili-urovni-korrekcii-video-chisla-fibonachchi-v-prirode.html

Остаётся добавить, что сюжетный нерв любого произведения так же хорошо моделируется такой гирляндой из многогранников: начинаем на перипетиях икосаэдра, переходим затем к завязке на октаэдре, пику по Гамлету или катарсису на краеугольном камне симплекса-тетраэдра (промежуточный финал), развязке на кубе и окончательному финалу на додекаэдре. Финита ля Комедия! B c лёгкой руки Леонардо получился Витрувианский человек! 

 

 

 

 

 

 

 

 

Таким образом, личность – это миф! И любая попытка сборки этой самой мифической личности с необходимостью упирается в этот, овеянный ветром античности, мировой кладезь мудрости. Трудно и, скорее всего, попросту невозможно придумать что-то такое же всеобъемлющее и всепроникающее как Миф! По любому поводу мы с необходимостью и завидной страстностью начинаем сразу своё мифотворчество. Третьего не дано, да и второго тоже. Как пел Булат Окуджава: «Судьба судьбы судьбе судьбою о судьбе». А что такое Миф? По Лосеву: Миф – это развёрнутое магическое Имя! Вот мы такое магическое Имя и разворачивали во времени и пространстве, чтобы заново потом свернуть. И на вопрос: А можно ли собрать Личность, физики согласно кивают: - Конечно, можно, Господа!  Но это будет Магия, и это будет Миф! Се ля ви.

С презентацией, которая несколько с других позиций освещает тот же механизм, но коммуникация включена можно ознакомиться по ссылке https://yadi.sk/i/D2WmLiF6mprrm

Шелудяков Андрей Вадимович,
консультант Центра интеллектуальных информационных технологий “Интелтек”,
г.Красногорск
Ссылки: 

[1] В. Паули «Влияние архетипических представлений на формирование естественнонаучных теорий у Кеплера» /В сборнике статей "Физические очерки", «Наука», Москва 1975.

[2] А.Ф. Лосев, Диалектика мифа, М., Правда, 1990.

[3] Доклад Никласа Лумана на симпозиуме «Живая система — строение и изменчивость действительности и ее значение для системной терапии», Гейдельберг, 1986 год, статья опубликована в «Социологическом журнале», № 3, 1995 год: http://gtmarket.ru/laboratory/expertize/2954 , перевод выполнен по изданию Luhmann N. Was ist Kommunikation/Information Philosophic Marz 1987. S. 4-16. [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий.

[4] https://yadi.sk/i/GNk7aOscohvcN

[5] http://www.psylib.org.ua/books/sobri01/index.htm

[6] Умберто Эко. Отсутствующая структура. Введение в семиологию. ТОО ТК «Петрополис», 1998. 

Хотите первыми узнавать о полезных и интересных статьях на сайте?





или получать уведомления на электронную почту?
 

[1]