Экстрим - жить по-новому!?

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 97%

А вы знали, что малоподвижный образ жизни, приводит к таким последствиям как, например, пониженный жизненный тонус, слабоволие, проблемы со здоровьем, апатичное состояние, депрессия и т.д? Физическая форма при этом так же оставляет желать лучшего.

Конечно, вы знаете об этом, вот и я однажды дошел до точки, как я называл её тогда «лень», а на деле апатия, которая просто сводила меня с ума. Поссорился с друзьями или родителями, проблемы в учёбе или на личном фронте – всё это заполняло ощущением безысходности, «нереальности» происходящего и даже какого-то безразличия. Часто ли в случае «неудач» вы говорите себе: «Значит, мне было суждено», «От меня ничего не зависело», «Виноват кто-то другой»?

Наверное, самое страшное, увидеть в этом смысл, ведь «если я не виноват» значит и ответственность брать не нужно, можно шататься в дурной компании, изводить родителей, обижать тех, кто слабее тебя и даже пойти на криминал – мало по малу, депрессивное состояние становилось частью моей жизни. Так всегда бывает, если мы не умеем общаться со своим телом. Оно начинает извиваться, кричать, взрываться непонятными эмоциями и переживаниями – в такие моменты частенько приходиться удивляться самим себе как в хорошую сторону, так и в плохую.

Сигареты и алкоголь немного успокаивали, но вряд ли состояние полутранса, которое дарят наркотики, можно назвать «жизнью». Ведь вместе со скребущими душу плохими эмоциями, они заглушают светлые и положительные чувства. Я бы сравнил это с бегством, чуть нам становится плохо мы сразу, почему то, ищем тишину и покой – возможно, это правильно и этот механизм действительно работал и помогал выжить нашим предкам, жившим в пещерах. Но эволюция от «современного человека» требует брать контроль над своим телом в свои руки, а точнее в своё сознание. Т.е. от эмоций нужно не бегать, а учиться их проживать – ведь только так приходит опыт.

Вы спросите, а почему бы не попробовать спорт, в таком случае. Ведь каждый человек должен им заниматься. Ирония в том, что спорт был в моей жизни – баскетбол, футбол, бег, «покатушки» на велосипеде с друзьями и т.д. Но каждый раз, с каждой новой игрой в мяч во дворе, с каждым новым занятием в секции, каждый раз, когда, усевшись на велосипед мы кричали «погнали» – я чувствовал, что чего-то не хватает, что я занимаюсь не совсем тем, что поглотило бы с головой. Это был лишь «фитнес» не более того. В нём не было не какого смысла, кроме как «приучить меня к спорту».

И вот здесь наступил переломный момент, в 12 лет мне купили роликовые коньки (Да, вы правильно подумали, первая часть истории была о 12-летнем мальчике). Если бы я тогда знал, какую цепочку событий запустил, сколько захватывающих дух, потрясающих и даже пугающих моментов мне предстоит пережить.

А пока катаясь по городской площади из стороны в сторону, я пытался понять «Мне нравится» это или что-то другое? Странно уже было то, что есть такой способ передвижения!

Тем не менее, однозначно на этот вопрос я не отвечу ещё очень долго. В первые, за долгое время меня захлестнула волна искреннего, не поддельного и чистого интереса «А есть ли ещё, что-то подобное?» Я попробовал самокат, после чего катался на скейте и даже научился делать какие-то базовые трюки.

Пока однажды не сел на велосипед, чтобы в очередной раз погонять с друзьями. Знаете, с приходом опыта у нас меняется и точка зрения, потому так важно «узнавать себя», а не сосуществовать со своим вторым «животным» я. Мы мчались с крутой горки, как делали 100 раз до этого, но сейчас ощущения были другие. Будто пришло «озарение» (звоночек в голове), что «Вот оно». 

velik

Было так здорово, мчаться на перегонки с ветром, я понял, что рутина жизни осталась где-то там, за спиной и опьяняющее чувство свободы заставляло двигаться вперёд, всё быстрее и быстрее, всё дальше от суеты и проблем… Вот, что значит ЖИТЬ для меня. Я понял, что проживать эмоции важнее чем бегать от них, что нужно быть открытым новому, не поддаваться страху и верить в собственные силы.

И знаете, если наше сознание допускает ошибки, то «бессознательное» не когда не ошибается и не врёт. На последующие два года BMX (велосипед) стал смыслом моей жизни. Беговые тренировки больше не выглядели в моих глазах, как фитнес – это был способ расширить свои физические возможности, а значит научиться новым трюкам. Я вместе с другими райдерами на чистом энтузиазме на открытие и закрытие сезона копал дёрт-трассу (трасса с множеством насыпов из земли для прыжков на велосипеде) в лесу за городом, помогал собирать фигуры самодельного скейт парка. И конечно всё свободное время проводил верхом на байке. Я поставил себе за цель каждый день изучать один новый трюк.

Это как ходить в лес за грибами: находишь первый гриб, потом полянку, а за ней ещё одну и так пока не понимаешь, что лес везде и ты в нём, нет запаха выхлопных газов, шума автомобильных дорог – есть только лес.

Так и здесь погружаясь с каждым разом в новое увлечение, приступая к более сложным трюкам, чем я умел раннее, раз за разом преодолевая страх – мне казалось, что я особенный, ведь мои сверстники заметно отставали по навыкам, их прогресс был медленный и больше похож на асфальтный каток чем на спорткар. Вот здесь смело можно сказать, что начался «Экстрим». Мы продолжали строить дёрт-трассы, но я постепенно начинал использовать их по-другому.

Предпринимал постоянный попытки уговорить ребят учиться дальше, тем более у нас было где. А в ответ слышал "Ты, что убиться хочешь?" "Чем сложнее трюк, тем выше вероятность серьёзной травмы пока ты его выучишь", проще говоря, они боялись падать.
Я же хотел научиться делать бэкфлип вип (это прокручивание велосипеда под собой, но одновременно с вращением назад.) и супермен бэкфлип (когда велосипед удерживается только за руль, а ноги как бы выпрямляются. В общем вот так мне исполнилось 15 лет. Очень многие ребята на соревнованиях таких как Simple session или Adrenalin games начинали так же как я. К 17 годам их уровень катания позволял вытворять нереальные вещи. Я вряд ли добился бы таких же результатов, но пока я мог научиться большему (не видел потолок) я не видел смысла останавливаться. Но они начинали в больших городах, где хотя бы пара таких «оторванных» найдётся на кого можно ровняться. А я уже приблизился ко всем, кто меня учил и дальше они не хотели расти.

И вот полюбившееся мне «одиночное катание» привело на одну стройплощадку, где я учился прыжкам на велосипеде. Там было очень много плит и интересных «гепов» (пропасти между двумя плитами). Прыжок за прыжком, пока очередная неудачная попытка не сломает тебе жизнь. Как бы я хотел забыть следующие 5 минут своей жизни, но воспоминание не отпускает даже сейчас (спустя 7 лет). Этот неудачный прыжок был не такой как все, он не задался с самого начала. Я и выпрыгнул не так как хотел и корпус не довернул. Потому приземлился на край плиты на каретку (это там, где педали крепятся), потерял равновесие, пытаясь отпрыгнуть, начал падать вдоль этих плит. Жесткое приземление, окинул взглядом себя, велосипед и даже допустил мысль «Фух обошлось».

В туже секунду почувствовал, как по правой ноге что-то течёт. Опустив глаза вниз я увидел уже частично окрашенный кроссовок, а рукой под коленом нащупал большую рану. Видимо, когда падал зацепился о обломанные края одной из плит. Вовремя наложенный жгут и то, что я быстро добрался до людей – стало моим спасением. Помню лишь последние кадры перед «отключкой». Это можно сравнить с состоянием, когда ты несколько ночей не спал. Ложишься в постель и буквально через 10-20 секунд начинаешь ощущать, как тебя будто затягивает куда то, мысли глохнут и появляется ощущение что вот сейчас пройдёшь рубеж и уснёшь, вот-вот, вот он и темнота".

velik2

Странно, но тут я ощутил тоже самое. Закрывая глаза и постепенно проваливался во внутрь сознания, боли не было, как не было её и до этого. Но в этот раз я очень хотел проснуться, но всё больше погружался. Не знаю, сказал ли я эти слова или только подумал: "Мама прости". Дальше была только палата реанимации: Диагноз потеря почти 1 литра крови. Жаль не видел не туннелей не ещё кого-то. Видимо, я грешен до мозга костей.

Нравится статья?




Уже спустя недельку, я понял, что не хочу бросать Экстрим. Неудачи случаются у всех и каждого. Вряд ли это достойный повод забыть то чем ты живёшь, что приносит тебе удовлетворение. Пускай я ушел от BMX, поменяв профиль на скоростные гонки «ДаунХилл» (гонка по склонам) и прозанимался ими ещё долгих 5 лет – я вряд ли когда-либо забуду «пьянящее чувство «Свободы», которое дарит Экстрим. Возможно – это уже клиника, может воля к победе, а может зависимость от адреналина, но отказаться невероятно сложно.

С тех пор у меня было ещё два перелома и бесчисленное множество мелких травм – но разве стоит об этом думать, когда видишь, кем ты был раньше и чего добился теперь. Все эти физические изменения, изменения в характере, личности, твои достижения и амбиции – само по себе становится мощнейшим мотиватором заниматься не только экстримом, но и что-то поменять в собственной жизни.

Интересное исследование провели Колосов Е. К., Tиунова О. В. к. п. н., доцент, г. Москва , ВНИИФК в лаборатории физической культуры и практической психологии.
Они установили, что занятие ЭВС (Экстремальными видами спорта) неразрывно связанны с процессами со­циализации и формирования самосознания че­ловека. Поэтому в экстремальном спорте так много молодых людей в возрасте от 18 до 30 лет и ещё больше подростков в возрасте от 16 лет.

Ими был проведен опрос среди тех кто занимается экстремальными видами спорта 1-2 года (средний возраст респондентов – 16-20 лет ).  Вот как разделились их ответы на вопрос «Что же побудило их заняться экстримом»:

  • Друзья, знакомые, родственники - 55%,
  • Средства массовой информации - 31% ,
  • Безделье - 7%,
  • Поиск острых ощущений («нехватка адрена­лина») - 7% .

Но ещё интереснее распределились ответы на вопрос «Какое место в их жизни занял экстрим?»:

  • Хобби - 47% ,
  • Образ жизни - 45% ,
  • Профессиональная деятельность - 7%

Более того, большая часть опрошенных (88%) констатировали наличие у них зависимости от увлечения экстремальными видами спорта. Многие даже сравнивали Адреналиновую зависимость с зависимостью от наркотических веществ – апеллируя к личному опыту. Почти все утверждали, что впадают в депрессивное состояние если на долго (из-за травмы или поломки) не могут заниматься.

Цитата с официальной статьи на self-master-lab.ru: «Проводя аналогию с причинами употребления психотропными препаратами можно определить причины занятия ЭВС как «ориентацию на выра­жение протестных реакций на внешний контроль». … Внешнее конформное поведение проявлялось экстремалами в стиле одежды, пирсинге, татуи­ровках и других качествах, относящихся к внешне­му виду. Внутренняя конформность проявлялась в том, что многие рейдеры выражали свое негатив­ное отношение к приверженцам других ЭВС…. Постоянный риск является для молодых людей до­стойным доказательством того, что они ведут себя «как взрослые». Этот вид деятельности приносит не только удовлетворение в виде самореализа­ции, но и признание окружающих, что является очень важным в их возрасте. Занятия ЭВС всегда проходят в группе друзей и знакомых, и попутно с катанием, прыжками, полетами и рис­ком проходит общение со сверстниками. Более то­го, высокий стрессорный уровень занятий ЭВС еще более влияет на сплочённость коллектива - об­щение становится более личностным и постепен­но переходит на уровень Взрослый - Взрослый, что положительно сказывается на развитии личности».

Другая интересная статья о «причинах» занятия экстримальными видами спорта принадлежит Эрику Эриксону. Почитайте, о чём он пишет. Экстремалами не рождаются. Есть, конечно, некоторый процент людей, чье пристрастие к экстриму можно объяснить наличием биологической детерминанты. Но в большинстве случаев к этому склонен человек, как-то неправильно прошедший этапы личностного формирования. Каждая личность проходит данные стадии с обязательными психологическими кризами. Например, до одного года, когда возникает понятие базального доверия и недоверия – это младенец и его первые контакты с матерью. Далее следует период раннего детства – 1-3 года, когда возникает конфликт автономии стыда. Этап игры – это 3-6 лет, здесь кризис сводится к инициативе и чувству вины. Школьный возраст (6-12 лет) – появляется чувство неуверенности. Юность (12-19 лет), по мнению Эриксона, очень важный период, когда происходит эго-идентификация, то есть ставятся вопросы «кто я такой?» и «кто я среди подростков?» – ведущий или ведомый. Если определенные кризисы человек преодолевает неверно и шлейф нерешенной проблемы тянется с малых лет, это может влиять на формирование его отношения к жизни. Проблема в последующем будет решаться, в частности и при помощи экстремальных видов спорта. Тот же вопрос лидерства и слабохарактерности. Всю свою дальнейшую жизнь человек доказывает себе, окружающим, любимой девушке, что он кто-то. Он будет доказывать через бизнес, через экстремальный спорт, возможно, даже через преступления. То есть и положительными действиями, и отрицательными.

Можно даже дать классификацию причинам, по которым люди склонным заниматься рискованными видами спорта:

Первая причина – возможность дать выход негативным эмоциям и разрядиться. Если человек напряжен на работе или все время положителен и загнан в определенные рамки, или не согласен с руководством, то рано или поздно он «закипает». Для его же безопасности, во избежание отторжения со стороны общества желательно выплеснуться не на рабочем месте, а где-нибудь подальше. И человек сам выбирается себя оптимальные варианты разрядки. Для многих таковой становится экстремальный спорт.

Вторая причина – скрытая аутоагрессия, то есть агрессия, направленная на себя (как курение, например). Здесь уже должен работать клинический психолог. И в этом случае вспоминают об экстремальных видах спорта. Но спорт – это не симптом, а способ жизни, метод самореализации. Рассмотрим пример. Я провожу интервью, человек рассказывает мне, какой он классный бизнесмен, как он тщательно следит за своим здоровьем, постоянно обследуется, ездит в Швейцарию, там сдает анализы, а терапию проходит в Израиле... И вдруг я нахожу одно несоответствие, второе… Оказывается, он любитель сверхбыстрой езды. Причем не на гоночных трассах, а по городу. «И при наших дорогах вы действительно вот так ездите? – Да. – А зачем? – Я получаю удовольствие». Потом всплывает еще что-то, и еще. Это является существенным пластом информации. И я понимаю, что за маской скрывается мощная аутоагрессия. Человек готов себя убить, только «ищет» способ. Для него экстремальный спорт станет возможностью постоянно рисковать.

Третья причина – стремление объединиться с другими людьми. Большинство объединений в обществе происходит по профессиональному признаку. Я врач, значит, в моем окружении должны быть медики. Он – фотограф, его окружают журналисты, стилисты... Но душевный порыв на самом деле совершенно иной. Подсознательно хочется общаться с другими людьми – себе подобными. Может, даже молчать, но именно с ними. Кто-то берет гитару и идет в поход, кто-то подается в воздух и прыгает с парашютом.

Четвертая причина – возможность решать собственные проблемы. Например, доказать себе, что я не слабак. Тебя унижают, обижают, ты не противишься этому в силу характера. Но в то же время иногда думаешь: «Я мужик или не мужик? Я ведь могу это сделать! Докажу себе». Потом опять все возвратится в свое русло, но человек уже будет знать: когда-нибудь, к примеру, я смогу зайти к директору и сказать все, что думаю по этому поводу. Это такая уловка, иллюзия – доказать себе что-либо при помощи экстремального спорта. Естественно, если доказал себе раз, тянет повторить. Но в обыденной жизни, как правило, это доказательство не реализуется.

Пятая причина. Грузинский психолог и философ Дмитрий Узнадзе ввел понятие установок – жизненных штампов, которые вырабатываются у каждого из нас до 30 лет. Это тоже неосознанная вещь. Экстремальный спорт – вариант конфликта установок, предлагающий нарушить одни штампы и дать другие, изменить установку или создать иллюзию, что ты ее меняешь.

Шестая причина. Экстремальный спорт – определенная территория успеха. В чем преимущество фотографии «поляроид»? При никудышном качестве она дает моментальную картинку. Могу ли я мгновенно стать знаменитым психотерапевтом? Нет. На это уйдет шесть лет учебы, десять лет совершенствования, специализации, пять лет на создание собственной клиники и так далее... Жизнь закончится. А в случае с экстримом я могу мгновенно получить «поляроид», то есть успех.

Уже другой психолог – О.С.Чабан, доктор медицинских наук и профессор, вот как обрисовал роль экстрима в обществе: «Существует определенный «потолок» количества экстремалов. Общество подобно офису, где есть столько-то подчиненных и столько-то руководителей. Если бы все были экстремалам, наступила бы анархия. Экстремальный спорт делает из «серого» человека личность, дает возможность выделиться. А теперь представьте, что все в офисе занялись экстремальным спортом и стали личностями. Что получится из этой организации лидеров? Террариум единомышленников, где лучший способ решения вопроса – драка. … «Серый» человек бессознательно пытается выйти на более высокий уровень. Есть лидеры, привыкшие получать адреналин, например, за счет риска в бизнесе. Они не могут жить без азарта. И так видно, что это лидеры, но если они занимаются еще и экстремальными видами спорта, то это лишний раз подтверждает их лидерские качества».

Делая вывод можно сказать, что до сих пор нет однозначного ответа на вопросы о занятиях  экстремальным спортом. Как и почему люди решаются посвятить себя тому, что может однажды их убить или оставить калеками? Где произошел в их жизни переломный момент и почему? Но одно известно точно. Как и любой опасный для здоровья и жизни вид деятельности, экстрим воспитывает в человеке силу духа, уверенность в себе, волю к победе, учит преодолевать страх и трудности. И даже пускай Экстрим угробит меня раньше срока, пускай даже в 30 я не смогу ходить без помощи трости или сломаю себе все, что только можно сломать, тем самым завершив свою экстремальную, а может быть и жизненную историю – лично я не буду сожалеть. Потому, что лично для меня даже 1 год «свободы» (не той иллюзорной в которой вы можете решить какую же машину вам купить Ладу или шевроле, а в той где вы покупаете вертолёт либо учитесь летать на вингсюите) стоит всех потраченных усилий. Более того, по моему мнению, ни один «курс психологии» или «психологический тренинг» не научит вас слушать себя, стать более смелым и уверенным в своих силах, не воскресит в вас волю к жизни, не научит бороться с жизненными трудностями, как экстрим.

Вы поймёте меня, уже через год занятия ЭВС, когда мысль о собственном бизнесе или уходе с надоевшей работы, либо о победе в соревнованиях – станет для вас обыденностью, а не чем-то сверхъестественным и недостижимым, когда вы поверите, что только вы и ваши навыки определяют вашу судьбу, что вы способны добиться «всего чего только пожелаете». Каждый может стать лидером", но экстрим только один из способов этому научиться. И если человек готов расплатиться частью своего здоровья ради своих желаний и целей, которые он не мог реализовать до этого - то я только за, что бы такой человек занимался экстремальными видами спорта. 

Сохранить себе или поделиться с друзьями?




Не смотря на кажущуюся со стороны беззаботность тех кто занимается экстримом и халатное отношение к своему здоровью, могу с уверенностью сказать, что это не так. У многих из них (если не у всех) есть своего рода «верхняя планка» по времени, когда они, по их мнению, готовы завязать. Для одних это связанно с началом семейной жизни, для других с достижением желаемых результатов и т.д. Лично я дал себе время до 30 лет. Да, хоть экстрим и научил меня «чувствовать, что я ЖИВУ», но какой ценой и как долго я смогу её уплачивать? У всего ведь есть своя цена – и вам решать, готовы ли вы её платить … 

Джон-Ричард Уайт,
студент магистратуры (инженер-электромеханик), 
молодой предприниматель,
живу "Экстремальным спортом",
г. Севастополь.
 

Хотите первыми узнавать о полезных и интересных статьях на сайте?





или получать уведомления на электронную почту?