Три подвига украинской трудовой миграции

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 100%

Все иммигранты имеют схожие трудности, которые неизбежно встречаются на их пути. Всех их объединяет невозможность заранее подготовиться к жизни в новых условиях, Даже если эти условия лучше прежних, все равно есть необходимость пройти все стадии адаптации, и переживать растерянность, разочарование. страх, вину и стыд. 

Говоря об украинской трудовой миграции,  мне хотелось бы затронуть не только известные факты этого процесса, но и поговорить о невидимых подвигах и скрытых психологических трудностях  героев этой статьи.  Я сама имею опыт иммигранта в Испании, и опыт психологической работы с бывшими гражданами СССР в разных странах мира. 

Отдавая должное трудовому героизму миллионов соотечественников, я хочу предложить иной взгляд на те трудности, с которыми они неизбежно сталкиваются, и, возможно, этот иной взгляд поможет в проблемах увидеть неожиданные возможности, а препятствия превратить в опоры. 

Последняя волна эмиграции из бывшего Советского Союза началась с распадом страны и вынесла за пределы одной только Украины около 7-8 миллионов человек в поисках работы в Россию, страны Европы и Северную Америку. Сегодня  каждый пятый украинец  трудится  за границей. 
Мировая украинская диаспора насчитывает около 15 миллионов, а это третья часть от нынешнего населения Украины в 45 миллионов человек. Среди стран ЕС наибольшее количество украинцев  проживает в Польше, Чехии, Германии, Италии, Испании, Греции.

А теперь о подвигах.

    Подвиг трудовой
Украинцев в Европе ждет неквалифицированный труд. Однако большинство наших людей имеет специальное, чаще высшее образование. Таким образом, в европейских семьях среднего класса занимаются уборкой, ухаживают за детьми и пожилыми людьми экономисты, бухгалтеры, инженеры, преподаватели, библиотекари..., а на стройках и фабриках работают специалисты в разных областях знаний и умений, мужчины с золотыми руками и творческим подходом к любому делу. В общем, другие страны получают миллионы трудолюбивых, образованных и творческих работников, каждый день вкладывающих душу в свой нехитрый труд, а значит в жизнь иностранных семей и государств. Хозяину не выгодно открыто признавать ценность своего работника, иначе ему придется больше платить. И хочется задать вопрос соотечественникам. А вы сами осознаете свою ценность? А вы помните, что понижая свой социальный и профессиональный уровень, вы повышаете качество неквалифицированного труда, и тем самым повышаете его ценность?

    Подвиг экономический 
Эта армия тружеников не просто поддерживает финансовое положение семей, оставшихся на родине, и обеспечивает будущее своих детей, но вливает в национальную экономику огромные суммы денежных средств. Экономический вклад Украинцев, работающих за рубежом составляет до 25% ВВП в год, а это десятки миллиардов долларов. Не знаю, дорогие соотечественники, греет ли вас мысль о том, что результаты ваших усилий равноценны крупной финансовой инвестиции в экономику Украины? Осознаете ли вы, что ваш труд поддерживает страну в условиях тяжелого экономического кризиса, и что благодаря вам новое поколение украинцев может подняться на ноги, получить высшее образование и, дай Бог, продолжить род и внести свой вклад в развитие страны, не покидая ее пределы. К сожалению, ваш подвиг пока не отмечен родиной, но уменьшается ли от этого его ценность?

    Подвиг человеческий
Какая же цена за это заплачена? 
Разлука с семьей, разрыв супружеских отношений, невозможность находиться рядом с детьми, а потом невозможность вернуться, одиночество... Это лишь краткий перечень известных драматических сюжетов, которые переживаются глубоко и мучительно, с большими потерями энергии. 
Но есть и скрытые от понимания психические  процессы, о которых как правило  ничего не знают и к ним не готовы те, кто оказался в незнакомой культурно-языковой среде, а уж тем более не в состоянии понять их далекие близкие, оставшиеся в якобы худших условиях.

Что же такое иммиграция психологически?  Это очень длительный,  постоянный  стресс. Иммиграцию  можно сравнить со вторым рождением. По уровню своего стрессового воздействия иммиграция занимает высшую точку в стрессовой шкале – 100 баллов. Для сравнения, такой же психологический удар наносит смерть самого близкого человека. Есть пять основных фаз  цикла адаптации в новых социо-культурных условиях. Описание этих фаз требует отдельного внимания. А здесь я скажу только, что первые четыре ведут от эйфории к депрессии, и лишь последняя фаза – это выход  из нее, или новое рождение. Даже если годами готовиться к эмиграции, учить язык, знакомиться с культурой и историей страны, которую ты выбираешь  сознательно, все равно придется пройти фазу депрессии.

Трудовая миграция является вынужденной, часто срочной мерой, и подобна прыжку в пропасть, когда невозможно узнать заранее условия жизни, когда есть риск потерять все что имел в прошлой жизни, потом пережить потерю лучших надежд, и подойти вплотную к страху потерять себя...

Наша психика имеет невидимые механизмы защиты (отрицание, избегание, вытеснение, изоляция и так далее), которые особенно активны в критический период. В иммиграции мобилизуется весь набор защит. Человек может сознательно хотеть изменений, но бессознательно сопротивляться им. Таким образом, возникает внутренний конфликт, который так или иначе приводит к накоплению агрессии. Если эта агрессия остается внутри, она провоцирует депрессию и различные болезни. Если эта энергия прорывается наружу, возникают конфликты с социальным окружением, в первую очередь с близкими людьми.  

В отличие от других категорий мигрантов, трудовой иммигрант часто не имеет первых мягких фаз адаптации к новой реальности (или они очень краткосрочны), а сразу погружается в третью фазу необходимости взаимодействия с миром, в котором не известны ни язык, ни правила «игры». Таким образом, ему обеспечен стресс на каждом шагу. 

Итак, социально-культурная  адаптация и погружение в новую языковую среду - это стрессогенный процесс, который в  жизни иммигранта первого поколения  может не завершиться никогда. Однако, вместо причины для страданий это процесс может быть использован как условие для личного развития. 

Нравится статья?




Социально-культурная  адаптация  и культурный шок. 
Все социальные связи, все нити, прикрепляющие человека к среде обитания, нужно создавать заново. Это длительный процесс, к которому невозможно подготовиться. Все крупные и мелкие задачи решаются в экстремальном режиме с повышенными дозами адреналина в крови и учащенным сердцебиением. Найти жилье и работу, узнать как добраться до нужного места, сделать покупки, спросить что угодно, если ты не знаешь языка, – это ряд стрессовых ситуаций, имеющих место каждый день. Другой язык, другая ментальность, другие эмоциональные и поведенческие реакции людей для иммигранта оказываются культурным шоком , что часто и приводит к  культурной изоляции  как естественной защите от стресса. 
 
Новая   языковая среда  и регресс.
Погружение в абсолютно новую языковую среду возвращает нас в довербальный период  жизни, когда мы были полностью зависимы от мамы. Мы были погружены в неопределенность мира и учились воспринимать объекты посредством  узнавания  их названий. Этот непрерывный поиск образно-фонетических связей чрезвычайно утомителен (поскольку находится в зоне взаимодействия правого и левого полушарий) и приводит к быстрому  истощению внимания. Тогда наступает либо транс, либо сон. Младенец засыпает, взрослый человек подобно младенцу также нуждается в сне. Любая перегрузка новой информацией блокируется психикой в виде отключения от этого информационного потока. Чаще всего истощение ресурсов приводит к трансу  и переживается как отупение, неспособность сконцентрироваться, собраться с мыслями. Если это процесс публичный, то он сопровождается переживанием стыда. Для ребенка это естественный путь обучения и взросления, и он защищен безусловной поддержкой родителей.  Для взрослого человека, это переживается как  потеря безопасности, он чувствует себя как беспомощный ребенок, который уже потерял своих родителей, но себя еще не нашел. И опять адреналин и прочая физиология стресса. Защитой от подобных переживаний часто является  понижение  самооценки и изоляция. 

Однако, изучая иностранный язык можно родиться заново!
Ведь первые уроки языка нам преподает мать. Каждый  иммигрант, подобно ребенку, проходит следующий путь погружения в язык:
1.      Пассивное слушание.
2.      Распознавание знакомых слов.
3.      Сопоставление слов и образов.
4.      Повторение  самых выразительных слов.
5.      Повторение  известных слов.
6.      Называние  предметов своими именами.
7.      Вербальное выражение  своих  потребностей.
8.      Начало вербального  общения.
Этот путь в среднем ребенок проходит за три года. Таким образом взрослый человек за несколько лет жизни в иммиграции может достичь вербальной экспрессии 3х-летнего ребенка. А ведь все это время психика еще обслуживает взрослую личность со своим биологическим возрастом, с грузом ответственности в экстремальных условиях. Важно увидеть, что человек, обучающий мигранта иностранному языку, подобно матери, дает новое рождение  в новой среде. И побочным эффектом в  процессе обучения языку является психотерапия. Возникает интересный феномен двуязычия как двух линий жизни, двух сфер самовосприятия с переживанием себя в двух разных возрастных категориях. Говоря на родном языке чувствуешь себя в своем биологическом возрасте, говоря на новом языке окунаешься в состояние постигающего мир растущего ребенка. В родном языке – весь потенциал прошлого, в новом языке - весь потенциал будущего.  Иммигрант первого поколения  как «культурный гибрид» оказывается на мосту, соединяющем две культуры,  в первую очередь, через язык.  То есть, для сохранения себя важно иметь связь с  родным культурно-языковым пространством, а для развития себя важно продолжать учить и совершенствовать новый язык и сближаться с новой культурой. Таким образом, уменьшается разрыв в восприятии себя в разной языковой среде, уменьшается степень регресса, повышается самооценка, и...,  если вспомнить, что родной язык мы изучаем не три и не десять лет, а до тех пор пока не вступаем во взрослую жизнь и дальше, то становится  ясно,  что путь развития через язык не имеет предела.

Чувство вины
Есть еще одна скрытая сила, незаметно подтачивающая ресурсы иммигранта, работающего вдали от семьи, это чувство вины.
Красота природы, архитектуры, радость новых впечатлений, теплый климат, вкусная еда... все самое приятное оказывается отравленным чувством вины перед родными, особенно детьми, с которыми невозможно разделить свои лучшие переживания. Это чувство вины  иногда не позволяет насладиться тем, что радует, и заставляет все силы и доходы адресовать семье, лишая себя полноценного отдыха и удовольствий.  Многие поддерживают в памяти печальный образ трудной жизни в Украине. Со временем, благодаря СМИ, невозможности бывать на родине и влиянию чувства вины на собственное  воображение, контраст между «прекрасной» жизнью  в Европе и «ужасной » жизнью  в Украине в их восприятии растет. И тогда жизнь на чужбине превращается в жертвоприношение. Человек требует от себя все больше и больше, отказывая себе даже в маленьких радостях, находясь при этом в условиях постоянного стресса и дефицита всех человеческих ресурсов: сочувствия, понимания, поддержки, ласки, внимания и заботы.
Нужна ли эта жертва тем, кому она приносится? 
Те, кто остались «там», быстро привыкают к хорошему и , как правило, хотят больше. Они могут быть эгоистами или альтруистами, но, независимо от исходных данных, им всем кажется, что в Европе все так прекрасно, что деньги там падают с неба. Они могут быть черствыми и жадными, или чувствительными и душевными, но они не в состоянии понять и посочувствовать своим кормильцам, потому что не знакомы с опытом  иммиграции. Понять иммигранта может только иммигрант! Эта психологическая дистанция может превратить близких людей в совершенно далеких и быть причиной еще одной душевной раны. 

Итак, пятая часть трудоспособного населения Украины совершает сегодня национальный, трудовой и человеческий подвиг... , а есть ли  жизнь за пределами подвига? И где важнее жизнь, «там» или «здесь»? И в каком времени мы собираемся жить, когда-нибудь или сейчас? 

Сохранить себе или поделиться с друзьями?




Мне посчастливилось в иммиграции встретить людей, которые переносили все трудности адаптации, имея высшее образование, выполняли неквалифицированную работу, поддерживали материально своих близких в Украине, и вместе с тем были счастливы в настоящем. Да, многие пары за границей распадаются, но я видела тех, кто прошел через все испытания с любовью, даря заботу и внимание друг другу каждый день, попеременно подставляя плечо во всех трудностях. Красота и уровень их отношений напоминали первую романтическую любовь. Да, большинство наших женщин в Европе одиноки, но я видела немолодых, и не очень красивых женщин, которые радовались каждому дню и ценили все то, что возможно в настоящем, которые искали общения,  чтобы учиться новому и делиться душевным теплом. Они были окружены вниманием, заботой и любовью, рядом с ними всегда оказывались мужчины. Я видела тех, кто искал и использовал любую возможность для образования, саморазвития и личного творчества. Больше всего меня поразила слабослышащая женщина средних лет, которая изучая сольфеджио, открыла в себе композиторский талант и начала сочинять музыку. 

Иммиграция действительно напоминает  прохождение по мучительно долгим и тесным родовым путям. И именно это уплотнение внутренней жизни создает наилучшие условия для рождения новых личностных качеств и способности к творчеству.

Ольга Кадышева,
кризисный психолог,
создатель Психологической кризисной службы,
 гештальт-терапевт,
г. Харьков.

Хотите первыми узнавать о полезных и интересных статьях на сайте?





или получать уведомления на электронную почту?